Задача о халифате между Сирией и Ираком приобретает действительность

Сирия Получение джихадистами 2-го по величине иракского города Мосул активизирует старые призраки, например фантом эмирата в суннитских провинциях Месопотамии.

Получение джихадистами Мосула активизирует фантом эмирата в суннитских провинциях Месопотамии, вплоть до ливанского берега Средиземного моря, сообщает Ренцо Гуоло в газете La Repubblica. Такая платформа ИГИЛ — «Исламистского страны Ирака и Леванта».

«Всего 3 года назад иракские джихадисты, представлялось, были привязаны к аграрным провинциям Анбар и Нинева. А общественно-политическая полость в суннитском таборе была заполнена ИГИЛ — компанией, которая стала в глазах части населения одной общественно-политической и боевой силой, способной задержать шиитское владычество и центробежные расположения духа курдов, стремящихся к самостоятельности. Другим стилем пояснить восстановление группы нельзя. Абу Бакру аль-Багдади удалось завлечь в ее ряды боевиков из всех стран мира и преобразовать раньше отгороженную группу в концентрированную и не менее приготовленную конструкцию», — пишется в публикации.

«Избежав опасности раскола, ИГИЛ перешла к реализации теории месопотамского кинотеатра как одного военнослужащего сценария, собираясь преобразовать Междуречье и Ливан в целую знаменитую страну джихада — самый реальный «Джихадистан», — сообщает создатель публикации. — Отсюда и активное участие в сирийском инциденте. Союз с сирийцами разрешил иракцам раскрыть маршрут в Турцию, из которой поступают волонтеры, ружье, денежные средства, вооружение, и производить джихад без пределов».

«Если ИГИЛ удастся поделить на 3 части Ирак, который призван поиграть роль зародыша и сильного ядра халифата, придавая фигуру тому, что до последних дней было вымыслом, будет непросто сдерживать это перемещение в масштабах. Бесспорно, грезу — либо ужасный сон — о конкретном исламистском государстве, протянувшемся от Багдада до Бейрута, включая Дамаск и Знаменитую Сирию, осуществить крайне непросто, — продолжает Ренцо Гуоло, — и не только лишь из-за раскола в таборе джихадистов. Всегда, как джихадизм старался установиться на большой территории, он переносил поражение. Возможно, поэтому его руководители пришли к идеи о потребности воодушевить тех, кто раньше расползался в убеждениях по продолжительным целям, соединив их перед каидистской опасностью».

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *